Меню

Уранополитизм и СВО

Дата создания: 

02/09/2022

Блаженный Августин

 

До сих пор мы говорили о критике военных действий ВС РФ на Украине только слева, то есть, со стороны либералов, церковных и политических, протестующих в основном против попрания гностических «прав и свобод человека». Наиболее ярко это проявляется в публицистике Андрея Кураева, осужденного недавно за дискредитацию российских войск (а до этого, напомним, осужденного за «хулу на Церковь» и «кощунство» церковным судом).

«Руководство Русской Православной Церкви в настоящее время ведет своих членов и всю свою церковь по опасному и поистине кощунственному пути, идущему вразрез со всем, во что они верят. Они оправдывают агрессивную войну против Украины – против своих и наших братьев и сестер по вере. Мы должны высказаться, в том числе здесь, в этом зале, в этой Ассамблее, против этой пропаганды, нацеленной на свободу и права граждан другой страны… <…> Мы должны назвать это своим именем, более того, мы должны осудить это, и, что не менее важно, как христианское сообщество, мы должны выразить нашу приверженность достоинству, свободе и безопасности народа Украины» (Выступление президента Германии Франк-Вальтера Штайнмайера на открытии XI-й Генеральной ассамблее Всемирного Совета Церквей 31 августа 2022 года в Карлсруэ (Германия) / diak-kuraev.livejournal).

Однако существует подобная критика и справа, или со стороны ортодоксов, видящих в происходящем нарушение евангельских заповедей. В качестве одного из аргументов при этом приводится позиция приснопамятного иер. Даниила Сысоева и, в частности, следующий текст, опубликованный им в 2009 году на своей странице «Живого Журнала». Приведем его полностью с последующими комментариями о. Даниила.

«Апостол Павел сказал: "доколе есть время, будем делать добро всем, а наипаче своим по вере" (Гал. 6,10). Эти библейские слова свидетельствуют об единственной системе оценки "свой – чужой" которая должна быть у христианина. Свои для нас верные, чужие неверные. Тут неважно, какой паспорт у верного христианина, какой цвет кожи и на каком языке он говорит. Главное, что он свой по вере. И даже финансово мы должны в первую очередь помогать именно ему. Как замечает Златоуст, "всем заповедует подавать, однако же в надлежащем порядке. Какой же это порядок? Чтобы иметь больше попечения о верных". По Писанию мы должны переживать всем сердцем, когда наших притесняют в любом конце света. Мы должны радоваться торжеству Православных в любом государстве. И нам должно быть все равно, в каких политических отношениях с этой державой находятся власти той страны, в которой мы гостим сейчас. Православные должны везде проталкивать только своих, поддерживать их во всех добрых начинаниях. И, конечно, преступлением является война между православными. Этому беззаконию нет прощения. Вот русские в 13 веке торжествовали свои победы над русскими же христианами. И что же? Бог очень быстро послал им татар. Я понимаю сражения христиан с безбожниками, с язычниками, с мусульманами. Это вполне может быть оправданная война. Но нет оправдания тем, кто стравливает единоверцев. Кстати, из этого естественным образом следует, что православные правители должны дружить с православными же, а никак не с иноверцами против православных. [Далее – авторские комментарии]. Православные политики должны всячески препятствовать войнам между пра­вославными. Думаю, что самыми греховными войнами в истории являются сражения право­славных между собой. Они сравнимы с преступлением Каина. <…> Между христианами, к сожалению, войны были – и это преступление перед Богом. <…> При этом Церковь яростно боролось с этими всеми вещами. Например, русские люди были убеждены, что монгольское нашестие было специально послано Богом исключительно потому, что русские люди занялись братоубийственными войнами. Что войны между своими же, это абсолютно мерзкое, отвратительное явление, которое не должно совершенно оправдывать. Точно также считаю мерзкой и отвратительной войну в Приднестровье. Это абсолютно преступная война, с обеих сторон. Потому что правых там не было ни с одной стороны. <…> С позицией св. Николая [еп. Японского] согласиться никак не могу. Да и для него это было вынужденная позиция с целью сохранения существования Церкви в Японии. Быть на госслужбе у нехристиан вполне нормально, плохо помогать нехристианам против христиан. <…> Почему я не согласен со св. Николаем. У нас есть совершенно аналогичный пример мучеников фиванского легиона, которые отказались убивать христиан, и за это были полностью казнены. По человечески св. Николая понять можно. Его Церкви угрожало полное уничтожение, но христианским идеалом считать это нельзя. Ложная посылка, что патриотизм – это хорошо, привела его к не обоснованному на Писании решению. Любопытно, что в аналогичной ситуации мусульмане против мусульман же на стороне не исламского государства оружия поднимать не будут» (иер. Даниил Сысоев. Кто для нас свой, а кто чужой).

Что здесь неверно у противников СВО «справа», проецирующих учение уранополитизма о. Даниила на нынешнюю политическую ситуацию?

Неуместной данную аналогию делает то, что специальная военная операция, проводимая ВС России на территории Украины, как раз и призвана защитить православных (в большинстве своем) жителей Донбасса от религиозно-синкретического (или «нечестивого» – в церковных терминах) Киева.

«Люди, которые проживали и проживают на Донбассе, также не согласились с этим государственным переворотом. Против них тут же были организованы карательные военные операции, и не одна, их тут же погрузили в блокаду, подвергли систематическим обстрелам из пушек, наносили удары авиацией – это всё и есть то, что называется “геноцид”. Именно избавить людей от этих страданий, от этого геноцида, – это является основной, главной причиной, побудительным мотивом и целью военной операции, которую мы начали на Донбассе и на Украине, именно в этом цель. И здесь, вы знаете, мне приходят в голову слова из Священного Писания: нет больше любви, как если бы кто-то отдал душу свою за друзей своих. И мы видим, как героически действуют и воюют наши ребята в ходе этой операции» (Выступление Владимира Путина на концерте в честь годовщины воссоединения Крыма с Россией 18 марта 2022 г.)

Установившейся после Майдана политический режим Украины в религиозном плане являет собой сборище различных ересей, расколов и сект, пестуемый и управляемый каббалистическо-масонскими элитами глобализма. Так было изначально. Еще более явным это стало после Киевского (Феофанийского) собора в мае 2022 г., провозгласившего «полную незалежность» УПЦ от Русской Церкви.

«Ранее митрополит Филарет [Львовский] заявлял, что был одним из инициаторов созыва Собора канонической Украинской православной церкви (УПЦ), который в мае 2022 года принял решение о независимости УПЦ от Московского патриархата. В интервью по его итогам, опубликованном на сайте Львовской епархии, митрополит Филарет рассказал, что на Соборе была дискуссия, обращаться ли в РПЦ с вопросом о предоставлении автокефалии и его участники "вместе пришли к выводу, что не надо этого делать”» (РИА-Новости). 

Даже будущий анафема Филарет Денисенко в свое время просил РПЦ о предоставлении УПЦ автокефалии в канонически установленном порядке и «национализировал свою долю» только после отказа Московской Патриархии. Тогда как в этот раз Украинская Церковь не просто сделала это сразу, но, как мы видим, пошла на раскол осознанно.

Таким образом, если пользоваться аналогиями из текста о. Даниила Сысоева, так же, как «монгольское нашестие было специально послано Богом исключительно потому, что русские люди занялись братоубийственными войнами», сама специальная военная операция была «специально послана» Небом исключительно потому, что это именно украинская сторона «занялась братоубийственной войной» в отношении русских (и православных) жителей Донбасса. По этой же причине первые теперь перестали быть не только братьями русским по крови, но и  православными, провозгласив еще один раскол под аббревиатурой «УПЦ» (то есть, уже без «МП»). Именно потому, что геноцид русских в Донбассе – это «преступление перед Богом». В то время как УПЦ не только не протестовала против этого беззакония, но и сама принимала в нем участие, оказывая финансовую помощь террористической деятельности ВСУ, о чем мы уже говорили.

«Вооруженным силам Украины передано военной амуниции на полтора миллиона гривен. Приобретены 20 автомобилей. Военным и их семьям было передано 190 тонн гуманитарной помощи. Разноплановую помощь получают подразделения территориальной обороны. Кроме того, через нашу Церковь присоединяются и украинские приходы за границей и Поместные Православные Церкви, которые направили в епархии УПЦ десятки тонн помощи. И это еще далеко не вся помощь, которую каждый день уже в течение трех месяцев оказывает Украинская Православная Церковь нашим защитникам и пострадавшим мирным жителям», – сказал митрополит Онуфрий» (Предстоятель: УПЦ передала армии помощь на миллионы гривен).

Поэтому если кто из участников военного конфликта на востоке Украины и совершает «беззаконие», которому «нет прощения» (о. Даниил Сысоев), так это именно православные ВСУ и сочувствующие им, ставящие политическое выше христианского. Поэтому и линия церковного разделения теперь промыслительно проходит практически по линии фронта: епархии освобожденных от укронацизма территорий сохраняют верность Матери-Церкви (Московскому Патриархату) и перестают понимать митр. Онуфрия как раскольника; а епархии по левую сторону Днепра в едином порыве не поминают патр. Кирилла, чем и свидетельствуют о своем расколе, согласно каноническим правилам Двукратного собора. «… в ряде епархий Украинской Православной Церкви прекращается поминовение Патриарха Московского и всея Руси, что уже привело к разделениям внутри Украинской Православной Церкви и что противоречит 15 правилу Двукратного Собора» (Журнал Священного Синода от 29 мая 2022 года). «Прекращение поминовения Предстоятеля Церкви не из-за вероучительных или канонических ошибок, или заблуждений, а из-за несоответствия тем или иным политическим взглядам и предпочтениям, — это раскол, за который каждый, кто его учиняет, ответит пред Богом и не только в веке будущем, но и в нынешнем» (Резолюция Святейшего Патриарха Кирилла на рапорте митрополита Сумского и Ахтырского Евлогия).

Поэтому и на очередном генеральном шабаше еретиков и раскольников в Карлсруэ из уст немецкого нациста звучит эта же риторика, то есть, гностическая ложь об «истинном христианстве» и политическая ложь про то, кто на кого напал и совершает вопиющие на небеса преступления. И вместе с религиозным софистом Кураевым ее тиражирует такой апологет Феофанийского раскола как «Союз Православных Журналистов» (Штайнмайер упрекнул РПЦ в поддержке война на Украине).  

Что касается уранополитизма самого о. Даниила, то в нем содержится собственная неточность, на которую уже обращали внимание. Как христоцентризм, в целом, учение уранополитизма является примером нормального православного фундаментализма. О. Даниил исповедовал примат духовного над земным, безусловного приоритета церковного над мирским, сверхъестественного над естественным, Божьего над человеческим. Если понимать уранополитизм таким образом, то это, конечно, ортодоксальная позиция, которую о. Даниил подтверждал множеством цитат из Священного Писания и Предания. Другое дело, что сам он не всегда был последователен в проповедовании собственного учения и в полемическом пылу допускал некоторый богословский «уклон» в сторону полного отрицания всего земного и гражданско-политического, в частности. Что противоречило им же приводимым цитатам и самим принципам приоритетности и примата, потому что если один из двух элементов сравнения («град земной», в частности) полностью лишен ценности и значения, то и говорить о главенство второго («Града Небесного») уже не приходится. Это хорошо видно в последнем комментарии о. Даниила под приведенным постом. Именно увлекаясь полемикой, он пишет уже о том, что «ложная посылка, что патриотизм – это хорошо, привела его [св. Николая Японского] к не обоснованному на Писании решению». Между тем ложным здесь является утверждение как раз самого о. Даниила, что патриотизм – это заведомо плохо. Дурным является только сакрализированный патриотизм в духе А. Дугина (с его «сотериологической функции Империи», «абсолютной категорий народа» и т.д.) и А. Проханова (с его патологической манерой использовать церковные эпитеты в отношении государственных институтов и этнических образований: «Россия предвечная», «Россия, венценосная и бессмертная, берёт на себя грех мира»), что в идеологическом плане аналогично квазирелигиозному патриотизму киевского режима с его нацистским лозунгом «Украина превыше всего» или доктрине «политического предопределения» мирового господства англосаксов как «высших людей». Критика такого (то есть, ложного, гностического) патриотизма у о. Даниила, конечно, справедлива. Тогда как патриотизм, сознающий свое положение в иерархии ценностей (после любви к Божьему), это естественная добродетель, или то, что блж. Августин называл «гражданской добродетелью» (virtus civilis) в противоположность порочной «гражданской теологии» (teologia civilis).

«Остроумнейшие и ученейшие люди, писавшие об этих вещах, полагали, что обе теологии, баснословная [мифология] и гражданская, одинаково заслуживают порицания; но первую они осмеливались осуждать, а последнюю — нет. <…> Обе их найдет баснословными тот, кто благоразумно рассмотрит пустоту и мерзость обеих» (блж. Августин. О Граде Божием. СПб., «Алетейя», Киев, «УЦИММ-Пресс», 1998. С. 263-264).

Естественное добро, разумеется, не имеет «сотериологического» измерения, которое имеет только божественная благодать. Но это не означает, что такая (природная) добродетель есть не более чем камуфлированный грех.  «А что человек по природе может делать добро, на это указывает и Господь, когда говорит, что язычники любят любящих их, и весьма ясно учит Апостол Павел (Рим. 1:19), и в других местах, где говорит, что языцы, закона не имущие, естеством законная творят. Отсюда очевидно, что сделанное человеком добро не может быть грехом; ибо добро не может быть злом. Будучи естественным, оно делает человека только душевным, а не духовным, и одно без веры не содействует ко спасению, однакоже не служит и к осуждению; ибо добро, как добро, не может быть причиною зла» (Послание Восточных патриархов о православной вере 1723 г. / Догматические послания православных иерархов XVII-XIX веков о православной вере. Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 1995. С. 142-197). Примером такого рода «гражданской добродетели» и является проводимая ВС РФ специальная военная операциями на Украине, направленная против преступного киевского режима и породивших его сатаноидов глобализма, продолжающих накачивать неонацисткие ВСУ оружием и поощряющих их преступления против Неба и земли, Бога и человечества.


Александр Буздалов



Комментарии

Спасибо за размышления! Только хотелось бы отметить, что о. Даниил в последние дни своей жизни высказывался о патриотизме не так, как написано в статье, а несколько иначе: https://vk.com/wall550487683_1717.

"Наша Церковь существует не для чего другого, как для того, чтобы спасать человека от греха, проклятия и смерти. Все иные задачи Церкви вторичны по отношению к этому главному делу. Заниматься патриотическим воспитанием - это дело прекрасное, замечательное, но этим, например, может заниматься и школа". Эти слова были сказаны 17 ноября 2009 г., за два дня до мученической кончины о. Даниила, поэтому они отражают его позицию точнее чем всё, сказанное им ранее" (конец цитаты по ссылке Александра). Я об этом и говорю, что в полемике о. Даниил порой начинал противоречить собственному ортодоксальному учению, как в приведенной в статье цитате, где сказано, что патриотизм это априори нехорошо. И именно этот ложный тезис используется для критики СВО справа.

Отец Даниил давал следующее определение: "Я говорю о патриотизме как о конкретной идеологии, ставящей интересы земного отечества в качестве высшей ценности". И в приведённой Вами цитате термин "патриотизм" вполне мог иметь именно такое значение и описывать то, что на самом деле является греховным. Ещё следует отметить, что о. Даниил скорректировал своё отношение к упомянутому термину, ознакомившись с трудами св. Николая Сербского на эту тему, о чём говорил о. Георгий Максимов. (https://yurijmaximov.wixsite.com/pravoslavie/2, п. 32) Об этой корректировке свидетельствуют и приведённые мной слова, сказанные о. Даниилом за несколько дней до его мученического подвига. Пишу всё это, поскольку здесь обсуждаются цитаты не рядового мирянина или священнослужителя, а святого. И думаю, что при критике его слов нужно проявлять максимальную осторожность. А изложение Вами положительного православного учения о гражданской добродетели и патриотизме, конечно, является полезным и заслуживает благодарности.

"Я говорю о патриотизме как о конкретной идеологии, ставящей интересы земного отечества в качестве высшей ценности". Это и есть то, что Августин называл гражданской теологией, то есть квазирелигия. О том, что критика такого патриотизма у о. Даниила справедлива, в статье сделана оговорка. В случае СВО и ее обоснования Кремля такого перегиба нет. Он есть только в случае гностической идеологии Дугина и Проханова.

Оставить комментарий

История идей


ПОДДЕРЖАТЬ САЙТ

Карта Сбербанка: 5469 4800 1315 0682


Dvagrada logotyp.jpg