Меню

Святитель Серафим (Соболев) о ереси экуменизма

Дата создания: 

18/05/2021


(из книги «Пандемия экуменизма»)


Святитель Серафим (Соболев), архиепископ Богучарский

Святитель Серафим (Соболев), Богучаевский, чудотворец. Фото: pravoslavie.ru

 

Канонизация на Архиерейском соборе РПЦ 2016 г. архиепископа Богучарского Серафима (Соболева) в лике святителя позволяет обратиться к его богословскому наследию как к ориентиру ортодоксальности, явленному в необходимой степени определенности и однозначности. Конечно, не все без исключения мнения святых являются надежным критерием православия, гарантом которого, как известно, может быть только согласное учение всех или подавляющего большинства святых либо прошедшее рецепцию церковной полноты соборное решение. И, тем не менее, воззрения прославленного в вероучительском лике богослова не могут не представлять научного интереса и не иметь веса, тем более по такому злободневному и неопределенному вопросу как отношение к инославию, с окончательной оценкой которого Православной Церкви, судя по всему, еще только предстоит определиться.

Наиболее известный труд святителя Серафима, посвященный проблеме экуменизма, – его доклад на Московском Всеправославном совещании 1948 года – может оставить впечатление, что владыка Серафим не оценивал внутрицерковную проблему экуменизма однозначно как ересь, принципиально воздерживался употреблять к этому явлению определение «еретическое», при всей его разрушительности для Церкви и категоричности неприятия экуменизма с его стороны. Высказывающие такое мнение мотивируют его, во-первых, нежеланием ставить под удар авторитет Поместной Церкви, где такая проблема возникла, а во-вторых, отсутствием соборного осуждения экуменизма как ереси. Последняя мотивировка действительно присутствует у святителя Серафима, руководствовавшегося ей в отношении другого богословского новшества того времени. Так, «в отличие от apxиeпискoпa Фeoфaнa, он oстеpeгaлся называть учение митрополита Aнтoния [Храповицкого] ересью до вынесения собopнoгo определения. Доказывая неправоту митрополита Антония в кругу архиереев eпискoп Серафим старался до определенного времени “не выносить сор из избы”, высказываясь против навешивания ярлыков. В своем письме apxиeпискoпy Beниaминy (Фeдчeнкoвy) епискoп Cеpaфим писaл: “я никому и никогда не заявлял, что считают учение Митр[ополита] Aнтoния об искуплении вполне православным. Но и еретиком его не объявлял, как это делается Арх[иепископом] Феофаном и Тобою”».1

Логично предположить, что и в отношении экуменизма владыка Серафим руководствовался тем же принципом. Такой вывод, в частности, можно сделать из того, что словосочетания «ересь экуменизма» в упомянутом докладе не встречается. Однако «не объявлять до времени» «не вполне православного учения» ересью и не считать его таковым – это разные вещи. Причем такой вывод напрашивается из самого доклада, при внимательном прочтении которого становится очевидным, что понятия экуменизма и ереси (нарушения догмата, искажения вероучительной истины, отрицание самих основ христианской веры) для автора тождественны. «Называть церковью каждое из еретических обществ – это значит не иметь правильного понятия о Церкви и попирать нашу веру и догмат о Церкви, изложенный в девятом члене Символа веры»; «православные экуменисты во главу угла ставят единство церкви или единую церковь. Но в понятие “единая” они вкладывают свой неправильный, извращенный смысл, ибо под этой единой церковью они разумеют не только всех православных, но и всех инославных христиан, т. е. еретиков. Эта экуменическая точка зрения совершенно расходится с православным взглядом»;  «очевидно, экуменисты в своем учении о Церкви не признают над собою авторитета Вселенских Соборов. Но это равносильно отрицанию авторитета всей Православной Церкви и признанию, в данном случае единственным критерием истины своего собственного разума при отрицании православной веры в Церковь»; «но больше всего православные экуменисты погрешают против девятого члена Символа веры в отношении наименования Церкви Святою, когда включают в состав этой Святой Церкви еретиков»; «толкование православными экуменистами наименования Церкви святою, как и других ее наименований, не является одним только простым заблуждением. Это заблуждение в своей сущности есть ниспровержение нашей православной веры в Церковь»; «в экуменическом вопросе мы не должны упускать из виду, что в самом последнем истоке экуменического движения перед нами стоят не только исконные враги нашей Православной Церкви, но стоит отец всякой лжи и пагубы – диавол. В прежние века, возбуждая в Церкви всякие ереси, он хотел погубить Святую Церковь через смешение православных с еретиками. Это делает он и ныне через то же самое смешение посредством экуменизма с его неисчерпаемыми масонскими капиталами».2 Как мы видим, говорить о том, что последовательный экуменизм не рассматривался святителем Серафимом как экклезиологическая ересь можно только в одном смысле, а именно, в том, что он считал это лжеучение и движение не меньшим, чем ересь (только каноническим нарушением), но еще большим отступничеством и пагубой (сатанинским масонством). Кроме того, аргумент несвоевременности (нецелесообразности) объявления ереси экуменизма тем, чем она является на самом деле и чем ее считал святитель Серафим, с течением этого самого времени и известных событий работает уже скорее против тех, кто этот аргумент выдвигает.3

О единстве канонического и догматического строя Церкви и, опять же, о прямых догматических искажениях экуменической теории снова говорится в другом творении владыки Серафима: «Сильно заблуждаются те, кто думает, что каноны есть нечто уступающее догматам и отдельное от них. Каноны, в сущности, органически включают в себя догматы, поскольку выражают нравственные нормы истинно христианской жизни, основанной на тех же догматах. Поэтому и каноны, и догматы по своей сути представляют одно и то же — живую православную веру. Это наш общий и единственный священный закон. И самое малое нарушение одной из заповедей этого закона, по учению апостола Иакова, есть нарушение всего закона. <…> страшная и ужасная сила ополчается сейчас против Православной Церкви в лице экуменизма. Его пагубное пламя охватило весь мир и уже вовлекло в свою орбиту некоторые Православные Церкви. Экуменизм опасен именно тем, что его разрушительное действие направлено против наших канонов и догматов — этих стен, которые отделяют православных от инославных и которые экуменизм стремится уничтожить, чтобы образовать одну вселенскую экуменическую церковь. При этом экуменизм старается осуществить это объединение или смешение без отречения инославных христиан от своих еретических заблуждений, так, чтобы, смешав еретическую ложь с православной истиной, уничтожить последнюю, а вместе с ней — и Православную Церковь на земле. В данном случае особенно характерна деятельность экуменистов на экуменических конференциях. Через совместные молитвы всех участников конференции они заставляют православных экуменистов нарушать св. каноны нашей веры <…> Далее переход от нарушения канонов к нарушению догматов для православных экуменистов уже становится легким. Это и видно по их отношению к догмату, выраженному в девятом члене Символа веры. <…> православные экуменисты считают, что единая Святая Соборная и Апостольская Церковь включает в себя и всех инославных христиан, т.е. всех еретиков, которые уже давно отлучены от Православной Церкви. Болгарская Церковь может бороться с экуменизмом, с этим большим противоканоническим и противодогматическим злом, только чистотой своей веры, строго храня свое каноническое и догматическое богатство. Но как она может это делать, когда ее священство требует нарушения канонов, что по своей сути есть отступление от православной веры».4 При том что сам экуменизм различается от умеренного до крайнего, оценочные суждения в его отношении в приведенном тексте («нарушение догматов», «противодогматическое зло», «отступление от веры», «страшная и ужасная сила ополчающаяся против Православной Церкви») находятся в диапазоне не между «не вполне православного учением» (то есть теологуменом как искренним заблуждением) и «ересью» (упорством в этом заблуждении как осознанной ревизии догмата; исходя из терминологии все того же письма к архиеп. Вениамину (Федченкову)), но снова между ересью и демонизмом.

Подтверждает этот вывод следующее свидетельство из наследия святителя Серафима. «Видя происходящее в Болгарии [обновленческую смуту] он писал Патриарху Алексию I:  “Все митрополиты являются решительными последователями экуменизма <…>. Если экуменическое разложение будет идти и впредь такими же шагами, то недалек тот день, когда вожди Болгарской Церкви приведут ее на радость врагов Православия к полному духовному единению с создавшимся на Западе религиозным единством, которое в лице экуменизма ставит своей задачею поглощение всех Поместных Православных Церквей и образование единой вселенской, только не Православной, а экуменической, т. е. еретической и масонской, церкви, в чем и состоит сущность экуменизма”».5 Отсюда и адекватные, соответствующие Священному Преданию реалистические меры противодействия этой силе, которые предлагал святитель Серафим: «Архиепископ писал, что для оздоровления церковной жизни в Болгарии необходимо отстранять от управления Церковью симпатизирующих экуменизму архиереев ­ экуменистов, устранить от преподавания в богословских школ профессоров­ модернистов. “Нужно включить в число митрополитов Болгарской Церкви, – писал архиепископ Серафим, – таких иерархов, которые отличались бы преданностью Православной Церкви и могли бы вести борьбу с экуменизмом <…>. Митрополитов же Паисия, Кирилла, Иосифа и Филарета (совершенно беспринципного, самого худшего из всех болгарских иерархов) – удалить на покой”».6 С большой долей вероятности можно говорить о том, что остающаяся до настоящего времени рассеянной по частным архивам и ожидающая своего собрания и издания переписка святителя содержит еще немало подобных нелицеприятных оценок и суждений (так как в эпистолярном жанре, человек вообще говорит то, что думает, не подбирая более дипломатических выражений, как в официальном документе).

О том, в каких терминах святитель Серафим говорил бы об экуменизме теперь, после экуменической экклезиологии Критского собора, в частности, можно судить по его принципиальной позиции относительно гораздо более локальных лжеучений того времени: «Caм архиепископ Cеpaфим (Coбoлев) впоследствии продолжал указывать на опасность [софианского] лжеучения. B oднoй из свoих пpoпoвeдей oн говорил: ”да, эта еpеcь абсуpдна, и мало она имела последователей. Но все ереси были абсурдны, однако колебали Святую Церковь до самого основания. И если сейчас софианская ересь имеет мало последователей, то после, может быть, их будет много”. B качестве примера архиепископ приводил имяславие, охватившее относительно небольшое количество людей, но внесшее в Церковь смуту».7

О том, угрозой какого масштаба, с точки зрения святителя Серафима, является экуменизм для Православной Церкви, красноречиво говорит одно из последних его напутствий своим духовным чадам, или, по сути, по его завещание: «Храните душевную чистоту. Храните себя от любого общения с экуменизмом. Твердо держитесь православной веры и учения Господа нашего Иисуса Христа».8

Александр Буздалов

_____________________________________________________

1 Кострюков А.А. Архиепископ Серафим Соболев. Жизнь, служение, идеология. Москва, ФИВ, 2011. С.101.

2 свт. Серафим (Соболев). Надо ли Русской Православной Церкви участвовать в экуменическом движении? Доклад на Московском Всеправославном совещании 1948 года.

3 Ср.: «Тем не менее свое  сочинение “Искажение православной веры в рyсскoй бoгoслoвскoй мысли”, направленное против учения Митрополита Антония об Искуплении, Аpxиепискoп Серафим все-таки издал. Пpoизошлo это уже после смерти Митрополита Антония. В этой задержке нет ничего предосудительного.  <…> B тех условиях издание большого труда могло навредить не столько Митрополиту Антонию, сколько Русской Зapyбежнoй Церкви в целом» (Кострюков А.А. Архиепископ Серафим Соболев. Жизнь, служение, идеология. С.102).

4 архиеп. Серафим (Соболев). О правах епископов и церковном модернизме.  Цит. по изд.:  Кострюков. А.А. Пламень огненный. Жизнь и наследие архиепископа Серафима (Соболева). М.: Изд-во Сретенского монастыря, 2015.

5 Кострюков А.А. Архиепископ Серафим Соболев. Жизнь, служение, идеология. С. 231-232.

6 Там же.

7 Там же; с.122 / Серафим (Coбoлев), архиеп. Проповеди. Coфия. Пoкpoвский Монастырь. 1998. C.130.

8 Там же; с.236 / Cпoмени нa сoвpеменници зa apxиепискoп Cеpaфим. Пpaвoслaвнo слoвo. 2001. № 4. С.11.

 

Комментарии

Оставить комментарий

История идей


ПОДДЕРЖАТЬ САЙТ

Карта Сбербанка: 5469 4800 1315 0682


Dvagrada logotyp.jpg