Меню

«Преодоление всяких разделений»

Дата создания: 

04/01/2023

Президент США Джо Байден и президент Украины Владимир Зеленский во время встречи в Вашингтоне. 22 декабря 2022 - РИА Новости, 1920, 22.12.2022

Президент США Джо Байден и президент Украины Владимир Зеленский во время встречи в Вашингтоне. 22 декабря 2022. Фото: РИА-Новости

То же смешение реального и либерального, эмпирического и утопического, сущего и фантастического, которое мы отметили в новейшей российской идеологии, присутствует и в позиции Московской Патриархии. Сказывается это, прежде всего, в том «неопатристическом синтезе» богословского модернизма, который с подачи основоположников «новой ортодоксии» является официальной доктриной РПЦ уже около века. Православие богословски реально (отражает объективную реальность), модернизм богословски сюрреалистичен (это лженаука о том, чего нет, например: «богочеловеческая природа»). «Синтез» существующего и мифического, в лучшем случае, дает рудиментарно реальное, или отчасти истинное. Показать это можно на примере, новогодней проповеди патриарха Кирилла.

«…давайте сильно помолимся Господу, чтобы Он избавил Отечество наше, народ наш, Церковь нашу от врагов внешних, видимых и невидимых. <…> Будем молиться, чтобы в грядущем году наступил мир, чтобы прекратилась междоусобная брань, чтобы восстановились добрые отношения между странами и народами, чтобы прекратились разделения и расколы в Церкви Православной — те самые разделения и расколы, которые явились прямым следствием опасных политических действий, направленных против нашего Отечества» (В канун Нового года Святейший Патриарх Кирилл совершил молебное пение на новолетие в Храме Христа Спасителя).

Обращает на себя внимание путаница «внешнего» и «внутреннего», в результате которой предстоятель Русской Церкви, определивший для себя, что конфликт на Донбассе это «междоусобная брань», и неуклонно придерживающийся этого мнения, впадает в некоторые противоречия. А именно: если «Отечество наше одолевают враги внешние» (что полностью соответствует действительности), то и «брань» эта с внешним врагом, а не «междоусобная». Так было с самого начала, или с момента выхода ДНР и ЛНР из состава Украины в ответ на антиконституционный нацистский переворот Киева и начатую им политику геноцида в отношении русского населения Восточной Украины. Тем более столкновением с внешним врагом (то есть, войной отечественной, а не гражданской) является СВО после вхождения этих республик в состав РФ. Украина это другое государство и самая суть идеологии украинства заключается в том, что это другой народ, не-русский. Поэтому даже если бы это была «брань» только с украинцами (то есть, если бы за ними не стоял «коллективный Запад» во главе с англосаксами, если бы на стороне ВСУ не воевали многочисленные наемники западных ЧВК) это уже была бы отечественная война для России. Потому что Украина это анти-Россия по своему самосознанию. Они отреклись от своей русской идентичности и уже точно не передумают. Продолжать называть украинцев «нашими братьями» это и значит витать в кучевых облаках отвлеченного славянофильства, гнаться за каким-то политическим журавлем в небе будущего.

То же самое касается дефиниций патриарха в отношении «разделения церковного». Раскол это отделение от Церкви ее бывшей части, в результате чего единство Церкви не претерпевает урона. Церковь Христова благодатью Божьей остается единой, несмотря на то, что уменьшается количественно, так как из нее вышли раскольники, которые отныне пребывают вне Церкви. Это они отделились от Церкви, а не Церковь разделилась в себе на две части: большую и меньшую. Между тем логика «междоусобной брани», которой патриарх неверно осмысляет политическую реальность, применяется им и в отношении УПЦ, провозгласившей автокефалию на Феофанийском соборе в мае 2022 г. Так же как украинский народ самоопределился как нерусский и антироссийский, УПЦ осознанно отделилась от МП как от своей матери-Церкви, ушла «на сторону далече» (Лк 15:13). Что и констатировал Синод РПЦ сразу после этого:

«…в ряде епархий Украинской Православной Церкви прекращается поминовение Патриарха Московского и всея Руси, что уже привело к разделениям внутри Украинской Православной Церкви и что противоречит 15 правилу Двукратного Собора» (Журнал Священного Синода от 29 мая 2022 года).

Самочинное провозглашение автокефалии и прекращение поминовения правящего архиерея – это канонические признаки раскола. Тут ничего другого не придумаешь. А дальше начинается «неопатристический синтез», то есть, смешение христианского реализма и либерального идеализма. И вот уже раскол оказывается родом «междоусобной брани» («разделением в Церкви Православной»), по диалектической логике «православного экуменизма», то есть, когда говорящий, не до конца отдавая отчет своим словам, опровергает самого себя в пределах одного предложения.

«…еще и еще раз нужно помолиться о воссоединении Церкви нашей, о преодолении всяких разделений, потому что духовное единство Церкви есть залог единства нашего исторического народа, народа всея Руси» (В канун Нового года Святейший Патриарх Кирилл совершил молебное пение на новолетие в Храме Христа Спасителя).

Единство Церкви потому и является залогом всего остального, что молиться об этом (в значении «просить о даровании») не нужно, потому что это непреложная данность: «Я создам Церковь Мою, и врата ада не одолеют её» (Мф 16:18).

Мотивы, которые движут Патриархией, вынужденной лавировать между каноническими нормами и конъюнктурой текущего момента, опять же, двояки. С одной стороны, как было сказано, довлеет лжеименная неопатристика, в частности, утопия экуменизма с его неопределенными «границами Церкви» (поэтому и неясно, где кончается внутреннее и начинается внешнее). С другой (христиански-реалистической) стороны, нужно оставить возможность иерархам и верующим УПЦ дать задний ход, вернуться в каноническое поле (если не всем, то хотя бы некоторым). Тем более что их отречения от МП в Киеве (вернее – в Вашингтоне) совсем не оценили и ликвидировать не перестали. Такова судьба всех предателей: то, чего они пытались избегнуть путем предательства, их все равно настигает, поэтому они теряют всё. Теперь у УПЦ дорога либо в ПЦУ (куда их выдавливает Госдеп), либо – дальше в раскол, то есть, в положение «катакомбной церкви», оппозиционной всем другим как «не-истинным». Либо – все-таки покаяние и возвращение в лоно Церкви-матери.

Иными словами, то, о чем мы говорили ранее как о «необратимости зла», в полной мере относится и к церковной сфере. Исторический опыт говорит о том, что от греха раскола, так же как от других нравственных и духовных падений, как правило, реабилитируется лишь малая часть заблудших. Остальные же оказываются навсегда потерянными и обреченными на вымирание. «И будет в тот день: остаток Израиля и спасшиеся из дома Иакова не будут более полагаться на того, кто поразил их, но возложат упование на Господа, Святаго Израилева, чистосердечно. Остаток обратится, остаток Иакова — к Богу сильному. Ибо, хотя бы народа у тебя, Израиль, [было] столько, сколько песку морского, только остаток его обратится; истребление определено изобилующею правдою; ибо определённое истребление совершит Господь, Господь Саваоф, во всей земле» (Ис 10:20-23). Поэтому большинство расколов в истории Церкви в дальнейшем продолжали распадаться, разделяться в себе по все тому же принципу «войны всех против всех», где мыслят уже исключительно сюрреалистическими, маниакальными, гностическими категориями. И если расколы существуют века и тысячелетия, то, значит, они непреодолимы и в этом заключается их сущность. 

Воля к преодолению непреодолимого, в свою очередь, это тоже нечто уже за пределами реализма. «Итак, что Бог сочетал, того человек да не разлучает» (Мф 19:6). И наоборот: то, что Бог разлучает (раскол и Церковь, в частности), человек да не сочетает. «Не думайте, что Я пришел принести мир на землю; не мир пришел Я принести, но меч, ибо Я пришел разделить человека с отцом его, и дочь с матерью её, и невестку со свекровью ее. И враги человеку — домашние его» (Мф 10:34-36).

Тенденция к необратимости духовного распада в УПЦ уже заметна. Достаточно почитать публикации «Союза Православных Журналистов», чтобы в этом убедиться.

«Все факты указывают, что продвижение ПЦУ – это часть политики США в нашей стране [“те самые разделения и расколы, которые явились прямым следствием опасных политических действий, направленных против нашего Отечества”. Патриарх Кирилл]. Так было до войны, и у нас нет оснований считать, будто что-то изменилось сейчас, когда Украина очень нуждается в военной и финансовой помощи Соединенных Штатов. А также – в консультациях по самым разным вопросам. Наверняка американское правительство желает украинцам только добра. Но едва ли в религиозных вопросах там объективно оценивают украинские реалии. <…> Все нынешние действия власти направлены на то, чтобы разрушить УПЦ, а ее иерархию и верующих заставить присоединиться к ПЦУ. Но это ошибка. Если в политике есть множество партий, которые друг от друга почти ничем не отличаются, то в религии не так. Церковь – это Тело Христово. Те, кто в ней находятся, должны исполнять слово Спасителя» (Нивкин Я. Разворот власти против УПЦ: какова роль США?)

«Американское правительство, желающее добра» кому-то еще, кроме себя, кроме самих США… это что-то из области политической фантастики. Но Украина столь нуждается в американских деньгах и бомбах, которыми можно оптом убивать ненавистных «москалей», что украинский иуда готов проповедовать даже альтруизм вашингтонского прокуратора и то, что он стирает УПЦ с лица земли только по роковому заблуждению… Это и говорит о том, что для значительной части УПЦ уже нет возврата с пути лжи. Церковь Христова для них потеряна навсегда (так же как для УАПЦ, УПЦ КП и ПЦУ до этого). Потому, что это с их молчаливого согласия (или хуже того – их «молитвами») укронацисты много лет убивали их православных братьев на Донбассе. А теперь пришло время суда Божьего за это преступление.

Об этом и сказал патриарх Кирилл в ортодоксальной (христиански реалистической) части своей проповеди. «Да укрепит и умудрит Господь Президента нашего Владимира Владимировича, власти наши, воинство наше. Да дарует силу Церкви нашей стоять на духовной страже и вести народ ко спасению, дабы все напасти и скорби обходили стороной и без того испытанный многими скорбями на протяжении истории народ наш» (В канун Нового года Святейший Патриарх Кирилл совершил молебное пение на новолетие в Храме Христа Спасителя).


Александр Буздалов


Комментарии

Всё-таки чистым расколом действия УЦП назвать нельзя, я считаю. Поскольку тогда раскольниками являлись бы африканские священнослужители, перестав поминать александрийского патриарха, и перешедшие под омофор Русской Церкви. Это если притягивать к делу 15 правило Двукратного собора. Здесь работает другое правило, позволяющее отделяться в случае "нееретических" претензий к правящему епископу - это 31 апостольское правило. Поэтому каноничными остаются действия как африканских, так и украинских священнослужителей (именно поэтому их и не решаются как-либо привлекать к суду).

"− Бенгальский сделал паузу, ожидая, что произойдет взрыв смеха, но так как никто не засмеялся, то он продолжал: − …Итак, выступает знаменитый иностранный артист мосье Воланд с сеансом черной магии! Ну, мы-то с вами понимаем, − тут Бенгальский улыбнулся мудрой улыбкой, − что ее вовсе не существует на свете и что она не что иное, как суеверие, а просто маэстро Воланд в высокой степени владеет техникой фокуса, что и будет видно из самой интересной части, то есть разоблачения этой техники, а так как мы все как один и за технику, и за ее разоблачение, то попросим господина Воланда!Произнеся всю эту ахинею, Бенгальский сцепил обе руки ладонь к ладони и приветственно замахал ими в прорез занавеса, от чего тот, тихо шумя, и разошелся в стороны."

Аналогии с александрийским случаем не просматривается. Там общины перешли в другую каноническую юрисдикцию. А здесь - создали новую. Аналогия была бы, если бы в УПЦ стали поминать Варфоломея, вместо Кирилла. Но они поминают Онуфрия, который поминает того и другого чином главы Поместной Церкви. А это типичный раскол.

Да нет, перейти в другую юрисдикцию нельзя по собственному желанию. По канонам для этого требуется отпускная грамота от правящего епископа. Александрийские священники перед своим переходом просто перестали поминать патриарха, и перешли к другим без какого-либо разрешения правящего архиерея. Что касается Онуфрия - он не низший в иерархии, т.к. епископы по сути все равны. Ему отпускную грамоту не нужно получать, насколько мне известно. Поэтому там попроще.

Если бы митрополиям не надо было Томосов получать от своих патриархий, тогда Поместных Церквей было бы столько же, сколько епархий.

В Церкви не прекращается Откровение, поэтому Она знает о расколах задолго до их оформления. И без Откровения бывает ясно наличия раскола, если ты клирик в среде потенциальных раскольников .Они лет тридцать уже именуются "автокефалами", а пророчествам уже под 80.

//Украина это другое государство и самая суть идеологии украинства заключается в том, что это другой народ, не-русский.// Иными словами, мы, народ Российской Федерации, ― русские, а народ Украины ― нерусский, украинцы. Так? Но почему Вы решили что мы ― русские? По-моему, Вы ошибаетесь, народ России – россияне. //Они (украинцы) отреклись от своей русской идентичности и уже точно не передумают.// То же самое замечание. Почему вы решили, что россияне не отреклись от русской идентичности? Это отречение произошло в 1917 году, когда Русские, точнее Российские сделались Советскими. //Так же как украинский народ самоопределился как нерусский и антироссийский,// То же самое. Антироссийский ― да, нерусский ― да, но таким же нерусским является и российский народ.

Оставить комментарий

История идей


ПОДДЕРЖАТЬ САЙТ

Карта Сбербанка: 5469 4800 1315 0682


Dvagrada logotyp.jpg