Меню

Восточное иезуитство, или Благословение на ложь

Дата создания: 

27/03/2021

(из книги «Пандемия экуменизма») 



иеромонах Стефан (Игумнов), секретарь по межхристианским отношениям Отдела внешних церковных связей (ОВЦС) Московского Патриархата. Фото: pravoslavie.ru  

Как на товарах широкого потребления стоит маркировка изделия, указывающая на страну-производителя («made in China», «made in Germany», «сделано в России»), подобную функцию, создается такое впечатление, выполняет заставка «По благословению митрополита Волоколамского Илариона» в самом начале двух видеороликов секретаря ОВСЦ иером. Стефана (Игумнова), в которых он защищает епископа Богородского Амвросия (Мунтяну), принявшего в октябре 2020 г. участие в очередной экуменической «молитве о мире» и за это, по его словам, «подвергшегося травли» со стороны церковных консерваторов. Только (в продолжение аналогии), как на маркировке далеко не всякое место производства, как известно, выглядит достоинством в глазах покупателя, но одни априори имеют более низкий, другие – более высокий рейтинг потребительского доверия, так и в случае данного благословения эффект, который оно производит на зрителя (как потребителя данного религиозного «продукта»), оказывается совсем не тем, на который «изготовитель» этого «благословения» рассчитывал. Иными словами, «производитель», конечно, предполагал, что зритель, увидев на белоснежном фоне «благословение митрополита Илариона», воспримет это как «для лучших домов Лондόна», а в подсознании «потребителя», почему-то, самые отдаленные провинции Китая возникают… И предубеждение «потребителя», основанное на богатом опыте, на этот раз его не подводит: репутация оказывается соответствующей кустарному качеству «продукта».

Прежде всего, необходимо сказать о самом событии, которое сотруднику ОВЦС было поручено «благословенно» защищать от «хулы» зелотов, то есть, о той экуменической церемонии, в которой принял участие викарий патриаршего экзарха Западной Европы епископ Богородской Амвросий (Мунтяну), и что получило негативный резонанс в Русской Церкви.


Епископ Амвросий (Мунтяну) (второй справа) аплодирует зажжению «священного огня мира» на экуменической церемонии в Риме. Фото: vaticannews.va

Почему, собственно, все адвокаты и апологеты участия представителей РПЦ в этом и ему подобных гностических «мистериях» оказываются в положении маркетолога, вынужденного рекламировать что-то заведомо низкопробное, или попросту обречены на обман «потребителя», намеренное  введение его в заблуждение? – Потому что сами эти религиозно-синкретические «молитвы о мире» с их языческими ритуалами являются концентрированной ложью и несомненным злом (то есть, представляют большую опасность для духовного здоровья «потребителя»). Поэтому и все попытки оправдать или защитить этот сублимированный демонизм оказываются соучастием в этом злодеянии. А все аргументы, которые выдвигаются с этой целью, априори являются софизмами и спекуляциями, во время произнесения которых сотруднику ОВСЦ приходится то и дело отводить глаза в сторону, перекладывать бумаги и авторучку с места на место и совершать другие характерные жесты человека, который говорит неправду.

Между тем ложь духовного злодеяния, который регулярно организует католическая община св. Эгидия (по «благословению» уже Ватикана) как «всемирный день молитвы о мире», на этот раз была буквально вывешена на афише этого гностического «священнодействия» в качестве его слогана.

«Никто не спасется в одиночку — братство и мир» («NO ONE IS SAVED ALONE. PEACE AND FRATERNITY») (INTERNATIONAL MEETING OF PRAYER FOR PEACE: "NO ONE IS SAVED ALONE. PEACE AND FRATERNITY").

Очевидно, что данный сотериологический догмат нового гностицизма прямо противоположен евангельскому учению о спасении, или словам Самого Христа по этому вопросу. «…но, как было во дни Ноя, так будет и в пришествие Сына Человеческого: <…> пока не пришёл потоп и не истребил всех, — так будет и пришествие Сына Человеческого; тогда будут двое на поле: один берётся, а другой оставляется; две мелющие в жерновах: одна берётся, а другая оставляется» (Мф 24:37-41). «Не думайте, что Я пришёл принести мир на землю; не мир пришёл Я принести, но меч, ибо Я пришёл разделить человека с отцом его, и дочь с матерью её, и невестку со свекровью её. И враги человеку — домашние его. Кто любит отца или мать более, нежели Меня, не достоин Меня» (Мф 19:34-37). А учитывая то, что в этом синкретическом молении непременно принимают участие не только представители всех христианских конфессий (то есть еретики всех толков), но делегаты и основных мировых религий  (иудаизма, ислама, буддизма, индуизма и сикхизма), приведенные пророчества священного Писания напрямую (а не каким косвенным образом) относятся к данному случаю, потому что отрицание в Христе воплощенного Сына Божия в перечисленных религиях является самой непосредственной формой благословенного Спасителем разделения человеческого рода из-за Него.

«В духе Ассизского собрания, созванного Святым Иоанном Павлом II в 1986 году, Община Сант-Эджидио ежегодно отмечает в разных городах этот день молитвы и диалога за мир между верующими разных религий» (INTERNATIONAL MEETING OF PRAYER FOR PEACE: "NO ONE IS SAVED ALONE. PEACE AND FRATERNITY").

Что и означает прямую противоположность Священному Писанию содержащегося в римской декларации теологического учения о межрелигиозном «мире и единстве», то есть, его несомненное лжехристианство. Соответственно, и подписавший эту гностическую декларацию с православной стороны (как и все предыдущие подписанты до него, потому что все эти экуменические декларации, очевидным образом, пишутся по одному лекалу, проникнуты одним «духом Ассизи») совершил не только каноническое преступление (участвовав в запрещенных молитвах с еретиками и раскольниками), но тяжко погрешил и в отношении вероучения Православной Церкви.

Более того, сами евангельские пророчества о последних временах и апокалиптическом масштабе вероотступничества оказываются весьма актуальными в данном случае. «Ибо, когда будут говорить: “мир и безопасность”, тогда внезапно постигнет их пагуба…» (1Фес 5:3). «Берегитесь лжепророков, которые приходят к вам в овечьей одежде, а внутри суть волки хищные. По плодам их узнаете их. <…>  Многие скажут Мне в тот день: Господи! Господи! не от Твоего ли имени мы пророчествовали? <…> И тогда объявлю им: Я никогда не знал вас; отойдите от Меня, делающие беззаконие» (Мф 7:22-23). Именно такого рода лжепророчества о «мире во всем мире» мы и наблюдаем в тексте подписанной декларации:

«Встреча в Ассизи и ее видение мира содержали пророческое семя, которое по милости Божьей постепенно созрело благодаря беспрецедентным встречам, миротворческим актам и новым инициативам братства. <…> заповедь мира вписана в глубины религиозных традиций <…> на основе нашей религиозной веры мы можем стать миротворцами, а не пассивно стоять перед злом войны и ненависти. Религии служат миру и братству. По этой причине наше нынешнее собрание также представляет собой стимул для религиозных лидеров и всех верующих горячо молиться о мире, никогда не смиряясь с войной, но работая с мягкой силой веры, чтобы положить конец конфликтам» (INTERNATIONAL MEETING OF PRAYER FOR PEACE: "NO ONE IS SAVED ALONE. PEACE AND FRATERNITY").

Иными словами, совместная борьба всех конфессий и религий с военными и иными политическими конфликтами и социальными проблемами – это только повод для общечеловеческого религиозного «единства и братства», только предлог для того, чтобы лишний раз собраться на свальную гностическую «молитву». Ведь практическая цель (совместное заявление политического характера), которая ставится участниками этих встреч, вовсе не требует для своего осуществления таких канонических и догматических «жертвоприношений». Следовательно, причинно-следственная связь здесь обратная: целью является именно межрелигиозная и межконфессиональная молитва (единство веры), а пацифизм и альтруизм – это лишь одно из средств в достижении этой цели, только «стимул для религиозных лидеров и всех верующих горячо молиться».

Поэтому всякий, исполняющий «благословение» на апологию и защиту этих преступлений против веры, исполняет не церковное, но гностическое «благословение», заведомо оказываясь в незавидном положении человека, которому поручено публично лгать, выступать в буквальном смысле адвокатом дьявола, учитывая демоническую степень лжи подобных событий и их идеологического сопровождения. «Порождения ехиднины! как вы можете говорить доброе, будучи злы?» (Мф 12:34). В данном случае – какое может быть каноническое или догматическое оправдание лжехристианской словестной патоке ватиканского еретика? – Абсолютно никакого. Между тем «благословенная» апология «православного экуменизма» неизбежно выступает апологией и еретического текста ватиканской декларации, подписанной еп. Амвросием.  Поэтому и сама эта апология оказывается составленной по преимуществу из неправды и полуправды, лукавых подмен понятий и фальсификаций.

Поскольку каноническая сторона преступного участия представителя РПЦ в этом межрелигиозном шабаше уже подробно разобрана другими критиками, мы еще раз обратим внимание только на иезуитские манипуляции с фактами, которые сотрудник ОВСЦ использовал в своих роликах для оправдания этого беззакония.

Так, в первом своем видео о. Стефан, отводя от владыки Амвросия обвинение в антиканонической молитве с еретиками и отщепенцами, сначала говорит о том, что представитель РПЦ в то время, когда другие участники молились и издавали «молитвенные возгласы», «наш архиерей не выступал, ничего не говорил», и вообще «за все время церемонии еп. Амвросий не проронил ни слова». А затем, оправдывая саму концепцию участия РПЦ в подобных церемониях, иером. Стефан утверждает, что это делается потому, что «наша Церковь не должна заглушать свой голос и терять его в этом многообразии, и из года в год, и изо дня в день, если нужно будет, мы должны говорить, призывать к миру, призывать к социальной справедливости». Между тем само это мероприятие было организовано религиозными глобалистами таким образом, что о мире на нем можно было только молиться вместе со всеми, а не каким-либо другим образом «призывать» к миру и справедливости.

«Собравшись в Риме в ”духе Ассизи” и духовно объединившись с верующими по всему миру и со всеми мужчинами и женщинами доброй воли, мы молились вместе друг с другом, чтобы призвать наш мир к дару мира. Мы вспомнили о ранах человечества, нас объединяют безмолвные молитвы многих наших страдающих братьев и сестер, слишком часто безымянных и неслыханных. Теперь мы торжественно обязуемся выступить с этим Призывом к миру и предложить лидерам наций и гражданам мира. <…> Все мы братья и сестры! Помолимся Всевышнему, чтобы после этого испытания больше не было “других”, а было великое “мы”, богатое разнообразием. Пришло время смело мечтать заново о том, что мир возможен, что он необходим, что мир без войны не утопичен. Поэтому мы хотим еще раз сказать: “Войны больше нет!”» (INTERNATIONAL MEETING OF PRAYER FOR PEACE: "NO ONE IS SAVED ALONE. PEACE AND FRATERNITY").

Следовательно, либо викарий патриаршего экзарха в тот день не выполнил своей миссии в базилике Santa Maria in Aracoeli (не подал своего голоса за святое дело борьбы за мир на вершине Капитолийского холма), либо он все-таки подал «голос православия» и… помолился вместе со всеми присутствовавшими там еретиками и раскольниками. И в том, и в другом случае получается, что его «защитник» лжесвидетельствует. Что простодушно подтвердил сам «подзащитный» в комментарии произошедшего на своей странице в Facebook:

«Что бы ни говорили фундаменталисты, призыв Господа нашего молиться и делать все возможное, чтобы помочь страданиям, остается одним из главных приоритетов».

Во втором видео, иером. Стефан приводит такой аргумент: в поступке еп. Амвросия не было ничего нового в отношении предыдущей внешне-церковной деятельности РПЦ («так бывает всегда, и мероприятие в Риме не было исключением»). Действительно, особо нового в этом ничего нет (разве что к еретикам как соучастникам антиканонического моления добавился новый «чуждый» – патриарх-раскольник Варфоломей, но это, конечно, сущий пустяк в сравнении с первым). Только это никоим образом не является оправданием данного канонического преступления, которыми являлись и все предыдущие действия в масонском «духе Ассизи», кто бы (в какой бы степени священства), когда бы и в каком количестве их ни совершал. Тем самым, «адвокат» этого преступления пытается ввести «присяжных» в заблуждение, приводя прецеденты аналогичных преступлений в качестве примеров легитимной практики, как будто частота совершаемых преступлений каким-то образом переводит их в разряд правомерных действий. Тем самым, мы снова сталкиваемся с недобросовестностью оратора. Тот факт, что он раз за разом прибегает ко лжи, говорит нам о том, что его позиции крайне слабы, что у него нет весомых доводов и серьезных аргументов своей (и своего подзащитного) правоты (потому что их, как уже было сказано, здесь не может быть в принципе, так как оправданию, в конечном счете, подлежит сам лжехристианский текст декларации, составленной еретическим Ватиканом и подписанной представителем РПЦ).

Далее иером. Стефана прибегает к следующей подмене понятий. Сначала полувековая вовлеченность РПЦ в еретическое движение экуменизма аргументируется им необходимостью свидетельства о Православии, то есть миссионерскими целями. Речь идет о якобы принципиальном отличии «голоса православия» в сводном хоре «инославия»; о том, что представительство РПЦ благотворно влияют на общий духовный климат ВСЦ, православно-католического и других богословских диалогов, привнося в них ортодоксальное зерно, направляя движение в православную сторону и т.д. И следом в качестве примера такого озвучивания «голоса православия» приводится случай юридического спора с Константинополем по Украине, где на стороне РПЦ каноническая правда… Между тем приведенный пример не имеет никакого отношения к экуменическому проекту. В том-то и дело, что экуменизм предполагают единомыслие и согласие православных и инославных, о чем красноречиво свидетельствуют подписываемые итоговые еретические документы.  Это говорит о том, что примеров подлинной защиты Православия в собственно экуменических «сношениях» у докладчика не нашлось. И будь у него примеры подлинного «голоса православия», звучащего наперекор голосу инославия во внешне-церковном проекте, ему не пришлось бы приводить украинский пример внутренне-церковного спора по вопросу юрисдикции (где каноны на стороне РПЦ).

Единственное объяснение такого поведения (лжесвидетельства и лукавства), которое здесь напрашивается, заключается в том, что православные экуменисты, как мы не без основания подозреваем, искренно не считают свои совместные молитвы с еретиками и подписание с ними документов еретического содержания ни каноническими, ни догматическими преступлениями по той простой причине, что не считают самих этих еретиков – еретиками, а их ереси – ересями… Поэтому и каноны в данном случае для них «не работают», потому что те запрещают молиться с протестантами, католиками и нехалкидонитами как с еретиками. Тогда как для «православного экуменизма» (как, безусловно, официальной доктрины РПЦ) они просто «инославные», то есть «христианские церкви иной традиции», поэтому и в совместной молитве с ними нет ничего предосудительного, а в их «догматических особенностях» – ничего еретического, по большому счету заповеданного Вторым Ватиканским собором «всеединства», «всепримирения» и «любви». Только с ортодоксальной точки зрение данное обстоятельство не только не является оправданием деятельности «православных экуменистов», но, хуже того, переводит их субъективную ложь (апологию канонических преступлений) в объективную, поскольку делает их самих еретиками, то есть религиозными лжецами, врагами Христианства как религии истины. И в таком случае, «ваш отец диавол; и вы хотите исполнять похоти отца вашего. Он был человекоубийца от начала и не устоял в истине, ибо нет в нём истины. Когда говорит он ложь, говорит своё, ибо он лжец и отец лжи» (Ин 8:44). 

Таким образом, вслед за «папизмом» восточные филокатолики в своих «внешних сношениях» заимствуют и другую «традиционную ценность» своих римских «братьев», а именно, их иезуитство. Как следствие этого нескончаемый поток лжи экуменических деклараций, ставящих своей целью «восстановление единства христиан» как смешение Православия с инославием и другими «традиционными мировыми религиями», релятивизацию истин Христианства путем компромисса с религиозной ложью этих религий и ересей, осужденных Вселенскими и равночестными им Поместными соборами, демоническая степень этой лжи делает лжехристианскими, в том числе, и «благословения» иерархов: одним –  участвовать в межрелигиозных и конфессиональных молениях и подписывать совместные документы религиозно-синкретического содержания, а другим – оправдывать молившихся и подписавших.

Буздалов Александр 



Комментарии

Если за богослужением поминается иерарх благословляющий на совместные молитвы с еретиками, то участие в такой службе является ли грехом для христианина?

Спасибо, прекрасная статья!! "И когда будут говорить "Мир и безопасность" - ПАГУБА сойдет на них.

патриарх-раскольник Варфоломей - это отнюдь не "сущий пустяк", а, как минимум, такое же зло. Если только это был не сарказм. "православные экуменисты, как мы не без основания подозреваем..." и далее вывод. Полагаю, что Вы правы лишь частично (есть и такие). В действительности, пора бы уже понять, что они, по большей части, никакие не экуменисты, а просто атеисты. И всё встаёт на свои места. "Экуменизм" здесь - обычное занятие ориентированного на Запад (вообще вне России) атеиста мягко-либеральных взглядов. Что - кто-то всерьёз считает, что митр. Иларион верит в Бога? Ну, смешно же, право слово.

Возможно, что владыка Илларион сам считает, что верит и также, как и любой верующий человек, полагает себя христианином. Проблема, скорее в том, что веру пытаются подменить уверенностью в завтрашнем дне, не полагаясь , при этом, на реальность, то есть на настоящее.

Оставить комментарий

История идей


ПОДДЕРЖАТЬ САЙТ

Карта Сбербанка: 5469 4800 1315 0682


Dvagrada logotyp.jpg